Стенька Разин и персидская княжна

Бросал ли Стенька Разин красавицу княжну за борт?

История

Кто не помнит строки из народной песни о Стеньке Разине? «Мощным взмахом поднимает он красавицу княжну и за борт ее бросает в набежавшую волну…» Шипит под граммофонной иглой старинная пластинка (коллекционеры о таких помехах говорят: «с песочком»), пощёлкивает на царапинах (говорят: «постреливает»). И вот раздаётся могучий бас Шаляпина:

Из-за острова на стяжень,
На простор речной волны
Выплывают расписные
Острогрудые челны…

картина В. И. Сурикова «Стенька Разин»
В. И. Суриков. «Стенька Разин»

Шаляпин, настоящий волжанин, пел не «стрежень» (стремнина), а «стяжень» – так говорили во времена его молодости на Волге.

В конце XIX века огромное количество россиян были очарованы новым «поп-хитом» «Из-за острова на стрежень». Иван Бунин возмущался тем, что «чуть не вся Россия» поет эту, по его мнению, «пошлую, разгульную песню». Из-за характерной распевности данное произведение чаще всего считают народным, однако у него есть автор – стихотворение написал известный в то время поэт Дмитрий Садовников.

В 1908 году записала эту песню на пластинку в студии фирмы «Патэ» знаменитая исполнительница народных песен Надежда Плевицкая. Впоследствии многие прекрасные исполнители обращались к этой песне, не только в России, но и за рубежом. В Германии издавна бытовал вариант на немецком языке, а в 1942 году немецкие солдаты, выйдя к Волге под Сталинградом, запели: «Wolga, Wolga, Mutter Wolga…» Эпично, в сопровождении мощного хора, исполнял эту песню Шарль Азнавур. И все они – от Шаляпина до Юрия Гуляева – словно восхищались сомнительным подвигом буйного атамана. И только в лиричном исполнении Анны Герман эта история предстаёт перед нами словно увиденная глазами несчастной жертвы – безымянной восточной княжны…

Кадры из первого российского фильма «Понизовая вольница» («Стенька Разин»).
история о Стеньке Разине и княжне
В октябре 1908 года в Москве, в театре «Аквариум», состоялась премьера первого российского фильма «Понизовая вольница» («Стенька Разин»). Фильм был сделан в ателье Александра Дранкова, которого по праву можно считать одним из первых российских продюсеров. Это не салонная драма из жизни французских аристократов, а известная история о Стеньке Разине и княжне.

Именно это полулегендарное событие стало национальным мифом. Немногие исторические сюжеты сравнятся с ним по популярности. В России прибавят ещё, пожалуй, подвиг Ивана Сусанина. За границей скорее всего вспомнят литературный сюжет – убийство старухи-процентщицы Родионом Раскольниковым (топором! – это особенно потрясает воображение иностранца).

Да полно, не выдумки ли это? И что произошло на самом деле там, на Волге под Астраханью, триста сорок с лишним лет назад? Как говорится, а был ли мальчик… то есть, княжна? Действительно ли волжский атаман возил с собой высокородную возлюбленную, захваченную в Персии, и избавился от нее именно таким образом?

Документы подтверждают: персидский поход казаков Разина и вправду был.

Так как же дела было, поскольку в песне описан только факт утопления знатной пленницы-жены, а вот про подоплеку умалчивается. А началось все с того что 15 мая 1667 году казаки со своим предводителем Степаном Тимофеевичем Разиным отправились «за зипунами». Так у них назывался набег на бусурман, в частности сначала они прошлись по родной земле, грабя своих же купцов, а как запахло «жареным, отправились к Каспийскому морю пощипать персов. В 1668 году разинцы опустошили тогдашние владения шахиншаха, каспийский берег от Дербента до Баку, и устроили резню в Ферабаде.

Весной 1669 года атаман вернулся на восточный берег Каспия с целью грабежа.Предупрежденные царскими послами о набеге казаков, персы не дремали и казаки выдержали несколько боёв в «Трухменской земле», где погиб друг Разина Сергей Кривой, а чуть позднее казачье войско подверглись нападению большого шахского флота под командованием Мамед-хана астаринского — произошло сражение, вошедшее в историю под названием Бой у Свиного острова (близ современного города Баку).

Персидские корабли были соединены между собой цепями, чтобы взять казачьи струги в кольцо и перекрыть им все пути к отходу. Однако, хитроумный Мамедхан сам попал в расставленные им сети: точным артиллерийским попаданием в пороховой погреб разинцы пустили ко дну флагманский корабль неприятеля. Но, поскольку все корабли персов были сцеплены, тонущее судно потянуло за собой следующее, сковало движение остальных, парализовало их маневр. Казаки мгновенно оценили ситуацию и, подплыв вплотную к противнику, открыли по нему стрельбу в упор, шестами с привязанными к ним пушечными ядрами стали сметать с бортов охваченный паникой вражеский экипаж. Адмиралу Менеди-хану едва удалось уйти с тремя галерами. Именно в этом сражении в плен к разинцам попали сын и дочь командующего персидским флотом — дочь и была той персидской княжной, которую Степан впоследствии и сделал своей любовницей.

«Стенька Разин» Б.М.Кустодиев

Была ли брошена в Волгу адмиральская дочь? Об этом говорит не только легенда, но и иностранный автор, голландец, парусных дел мастер Ян Янсен Стрейс.

Стрейс в своей книге «Три путешествия», изданной семь лет спустя, рассказал:

«…Разин пребывал на судне с тем, чтобы повеселиться, пил, бражничал и неистовствовал со своими старшинами. При нем была персидская княжна… Придя в неистовство и запьянев, он совершил следующую необдуманную жестокость и, обратившись к Волге, сказал: «Ты прекрасна, река, от тебя получил я так много золота, серебра и драгоценностей, ты – отец и мать моей чести, славы, и тьфу на меня за то, что я до сих пор не принес ничего в жертву тебе. Ну хорошо, я не хочу быть более неблагодарным!» Вслед за тем схватил он несчастную княжну одной рукой за шею, другой за ноги и бросил в реку. На ней были одежды, затканные золотом и серебром, и она была убрана жемчугом, алмазами и другими драгоценными камнями, как королева. Она была весьма красивой и приветливой девушкой, нравилась ему и во всем пришлась ему по нраву. Она тоже полюбила его из страха перед его жестокостью и чтобы забыть свое горе, а все-таки должна была погибнуть таким ужасным и неслыханным образом от этого бешеного зверя». Правда, голландский мастер лично не присутствовал при пьяной оргии, после которой якобы была предана волнам прекрасная персиянка.

Кстати, это свидетельство не единственное. Второе принадлежит Людвигу Фабрициусу, тоже голландцу, служившему офицером в русской армии и попавшему в плен к разинцам. Оно, однако, очень расходится с первым в деталях: в «Записках» Фабрициуса атаман топил «красивую и знатную татарскую деву» не в Волге, а в Яике, причем до этого он «делил с ней ложе» уже целый год, и бедняжка даже, якобы, уже имела ребенка: «Был у вора сын от этой женщины, его он отослал в Астрахань к митрополиту с просьбой воспитать мальчика в христианской вере и послал при этом 1000 рублей».

Именно эти расхождения двух источников и вызывают у историков сомнения в их достоверности. Вполне возможно, что оба иностранца просто пересказывали услышанные от казаков легенды и добавили их в свои книги ради «красного словца», желая подчеркнуть дикость нравов российской глубинки. Сохранившиеся исторические документы, которые могли бы пролить свет на эту историю, также ни о какой знатной пленнице не упоминают.

Вот существование ее брата не вызывает у историков сомнения. Источники гласят, что Мамет-хан действительно обращался к русскому правительству за содействием в выкупе и освобождении своего сына. Известно, что сына персидского военачальника, Шебалду, затем передали русским властям. В том же году он написал прошение о возвращении на родину, ни о какой сестре речь не шла. Была ли она на самом деле? Или Мамет-хан вел речь только о сыне уже зная, о том, что дочь Разин утопил? Да и вообще, присутствие на военном персидском судне женщины кажется историкам маловероятным.

Степан Разин бросает в Волгу персидскую княжну. Гравюра из Голландской книги XVII века

В середине 20-го века СССР предстояли тяжелые и очень важные переговоры с Ираном. Чтобы ничто не омрачало диалога, министра иностранных дел Андрей Громыко и поручил провести расследование: топил или не топил Разин персиянку. Якобы занимались этим сыщики в соответствующих погонах. Всесильный КГБ поднял документы, провел дознание и вынес вердикт: в зоне боевых действий командира Степана Разина никаких персиянок в плен не попадалось. Ведите переговоры с чистой душой и спокойной совестью.

Стало быть иностранную гражданку казачий атаман не топил. А если и топил кого-то, то свою соотечественницу. Скорее всего, эта история – всего лишь красивая и печальная легенда. Так что вопрос остается открытым.

Добавить комментарий

Войти с помощью: